Ксенофобия и «преступления ненависти»

admin Рубрика: Социальное насилие
Комментарии к записи Ксенофобия и «преступления ненависти» отключены

Преступления по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды – «преступления ненависти» (Hate crimes) были всегда. Достаточно вспомнить многочисленные религиозные войны, крестовые походы, межнациональные и межэтнические конфликты, погромы и преследования на почве антисемитизма. Вообще с первых шагов человечества зародились подозрительность и нелюбовь к «чужим», не «своим», нередко переходящая в открытую вражду (впрочем, это присуще всем стадным животным).


Вся история человечества – история воин, взаимоуничтожения, пыток и т. п. Но большинство народов, по крайней мере, Западной Европы, Северной Америки, Австралии со временем – одни раньше, другие позже – «цивилизовывались», укрощали свои агрессивные инстинкты.
Однако со второй половины минувшего ХХ столетия такого рода преступления приобрели характер острой социальной проблемы. Тому есть как минимум два объяснения. Во-первых, по мере развития цивилизации, либерализации и гуманизации межчеловеческих отношений население развитых стран стало особенно болезненно воспринимать любые проявления ксенофобии и преследования на почве национальной, расовой, религиозной вражды, а также по мотивам гомофобии, неприязни к каким бы то ни было категориям населения (нищим, бездомным, инвалидам, проституткам и т. п.). Высмеиваемая подчас «политкорректность» людей западной цивилизации, недопустимость «обзывать» кого бы то ни было алкоголиком (лучше сказать – «У Джона проблема с алкоголем»), наркоманом («У Кэтрин проблема с наркотиками»), преступником («У Смита проблема с законом»), – в действительности есть проявление подлинно человеческой толерантности, достойной уважения. По этой же причине в США не принято употреблять слово «негр», исторически носящее уничижительный характер («нигер»), а предпочтительнее – афро – американец. Во – вторых, одним из негативных последствий глобализации является усиление ксенофобии во всем мире. Глобализация ускорила миграцию, смешение рас, этносов и культур, религий и обычаев. Это в свою очередь приводит к взаимному непониманию, раздражению по поводу «их» нравов, обычаев, привычек, стиля жизни и т. п.
Между тем ксенофобия, нетерпимость во всех ее проявлениях служит реальной угрозой существованию и отдельных обществ, и человечества в целом[150].
Не миновала чаша сия и Россию. Обширнейшие «пустые» пространства вокруг позволяли не трудиться над клочком земли и на этом клочке, а завоевывать и присваивать все, что «плохо лежит» (географический фактор).
Сказалось и дурное наследство «византийства». Так, «появлением смертной казни российское законодательство обязано византийскому влиянию. Когда греческие епископы рекомендовали князю Владимиру заимствовать римско – византийскую карательную систему, включающую в себя смертную казнь,… князь Владимир отнесся к их совету с сомнением и неудовольствием. «Боюсь греха!» – отвечал им русский князь. Византийские епископы стремились приобщить Русь к канонам Кормчей книги, где говорится о необходимости казни лиц, занимающихся разбоем. «Ты поставлен от бога на казнь злых людей», – доказывали епископы Владимиру»[151] (исторический фактор). И сегодня РПЦ благословляет орудия, танки, ракеты, спецназ…
Россия никогда не была демократическим государством, никогда не была правовым государством; население страны всегда воспитывалось в рабстве, в подчинении, в страхе, всегда господствовали Власть, Сила, Насилие. Когда еще было сказано А. Чеховым, что россиянам надо «по капле выдавливать из себя раба». Этот процесс выдавливания продолжается шаг за шагом без особых видимых результатов (политический фактор).
Подавляющее большинство населения России всегда влачило жалкое существование на грани (или за гранью) голода и нищеты; «экономическое процветание» 1913 г. – такой же блеф, как и множество других. Для полуголодных, нищих, необразованных (еще только в 20 – 3– е годы

ХХ в. речь шла о ликвидации неграмотности!) людей не было иного «культурологического» образца «решения проблем» кроме кулака, вил, топора. Вечное выживание, борьба за кусок хлеба – не лучшие условия либерализации нравов (экономический фактор).
ХХ в. в России (с ГУЛАГ’ом, геноцидом и т. п.) – без комментариев. Тотальное насилие и тотальный страх на протяжении трех – четырех поколений – это уже почти генетика!.. Увы, и в «постперестройку» – обнищание большинства, власть криминалитета и криминальность власти.
Хорошо известны ужасы тоталитарного режима в бывшем СССР. Горбачевская «перестройка» принесла России относительную свободу, рыночную экономику, надежды на нормальное развитие. Однако с начала нового – XXI столетия наблюдается возврат России к авторитарному режиму, ограничению прав и свобод граждан, господству ФСБ – наследнице печально знаменитого КГБ.
Уровень смертности в России один из самых высоких в мире – 16,4 на 1000 жителей в 2005 г.; 14,7 в 2012 г.; 13,0 в 2015 г.[152]. Россия была на 147 месте в мире по продолжительности жизни (65 лет), и то только благодаря женщинам (72 года), ибо продолжительность жизни мужчин – 59 – 60 лет – одна из самых низких в мире[153]. К 2015 г. продолжительность жизни увеличилась до 71,4, тогда как в Германии, например, 80,9, в Японии – 83,1 год[154].
Россия занимает одно из первых мест по уровню убийств и по уровню самоубийств; первое место по душевому потреблению алкоголя – свыше 16 – абсолютного (100 %) алкоголя, обогнав к 1993 – 1994 гг. традиционного лидера – Францию. Очень высок «индекс агрессивности»: частное от деления уровня убийств на уровень самоубийств[155].
Россия не входит в группу стран «золотого миллиарда». Высокий уровень преступности, алкоголизации, наркотизации населения, самоубийств есть закономерный, необходимый и неизбежный результат непомерного разрыва уровня и образа жизни сверхбогатого меньшинства («включенных») и нищего и полунищего большинства населения («исключенных»). С нашей точки зрения, наибольшую криминогенную опасность представляют сегодня два контингента россиян: растущая масса «исключенных», маргиналов и развращенная коррумпированная властная элита.
Все это не может не вызывать негативных эмоций, поисков «врагов», виновных в тяжести бытия. И тогда «чужие», «понаехавшие тут», «кощуницы», «пидерасы» (по Н. С. Хрущеву) – оказываются ближайшими «козлами отпущения».

« »

Comments are closed.